Rozhki
Праздность чувства всегда обостряет
ivan-der-yans.livejournal.com/176484.html
- Блогеры едут! Блоооггерыыы едут!!!

Никита выглянул в окно. По главной деревенской улице бежала Оксана. Босиком, растрепанная, с ужасом на лице. Добежав до правления, она ещё раз выкрикнула про блогеров и обессилено села на лавочку около входа. Вокруг Оксаны начали собираться немногочисленные жители деревни. Никита одним глотком допил чай и выскочил наружу.

- Вчера в Стотоннске были! - задыхаясь, рассказывала Оксана, - А сегодня их уже под Липкими Прудами видели. Часа через два досюда доберутся.

Народ встревоженно загалдел. Надежда Юрьевна, пожилая соседка Никиты, вцепилась ему в руку:

- Господи, - зарыдала она, - Да что же это делается! За что мне ужас такой на старости лет.
Двух мужей схоронила, знала бы, что так будет, сама бы в гроб к ним легла!

Никита растерянно погладил её по седой голове.

- Не плачьте, - сказал он, - Да что же вы, Надежда Юрьевна.

Соседка зарыдала ещё сильней.
Глава деревни Сергей Иванович поднялся на крыльцо правления и негромко сказал:

- Значит так, люди. Хорош паниковать. Времени чутка у нас есть. Идите домой, собирайте документы, вещи ценные и скотину. В лес успеем уйти.

Народ притих.

- А скотину зачем? - спросил кто-то.

- Зачем? - мрачно переспросил глава, - Вам животных своих не жалко? Не слышали что ли как блогеры от лица котов да собак журналы ведут? Вот ты, Андреевна, хочешь, чтоб Зорька твоя блогом обзавелась?

Андреевна перекрестилась.

Народ стал торопливо расходиться по домам. Никита тоже направился было к себе, пытаясь вспомнить где лежит паспорт, как его окликнул Сергей Иванович.

- Никит, дело есть. Пойдём поговорим, - сказал он и зашёл в правление.

В кабинете главы деревни Никита был впервые. На стене висели портреты Ельцина, Путина, Медведева и Прохорова; в углу стояли красное знамя и российский триколор. Сергей Иванович аккуратно снял флаги с древка его и убрал их в полиэтиленовый пакет. Туда же положил печать и несколько папок с бумагами со стола. Ещё раз осмотрел кабинет.

- Никита, - сказал он, - Я наверно не имею права тебя об этом просить. Но больше некого - сам знаешь, одни пенсионеры у нас в деревне-то. Понимаешь?

Никита помотал головой. Сергей Иванович вздохнул.

- Не успеем мы далеко от блогеров уйти. Никак не успеем. Люди пожилые, скотина ещё... Тут должен остаться кто-то, хотя бы ненадолго нелюдей этих задержать. Я бы и сам, да бросить деревенских не могу, пропадут они без меня.

Сергей Иванович подошёл к оружейному сейфу, стоящему в углу кабинета, и достал из него старое одноствольное ружье.

- Вот, - сказал глава, - Четыре патрона есть к нему. На блогеров хватит. Никита, мне больше некого об этом просить, не Андреевну же. Ты молодой, быстрый, может и выживешь. Встретишь их?

Никита вспомнил рыдающую Надежду Юрьевну и молча взял ружьё из рук председателя. Сергей Иванович крепко стиснул его плечо.

- Засаду лучше всего делай здесь же, в правлении, на чердаке. Мимо они не проедут, будут перед тобой как на ладони. Пару-тройку раз выстрелить успеешь. Бабам целься в жопу, мужчинам в айфон. Потом беги. Спасибо тебе.

Глава деревни посмотрел Никите в глаза, взял пакет с флагами и не оглядываясь вышел из правления.

***

Никита уже больше часа лежал на чердаке и думал о блогерах. Кто они? Зачем они нужны? Откуда взялись? Как интернет, созданный людьми для людей, мог породить этих чудовищ? Почему бездействовали власти, не придушили гадину в зародыше?
Откуда-то издали послышалось слабое треньканье велосипедного звонка. Никита положил палец на курок и посмотрел на дорогу. По главной улице деревни ехали блогеры.
Их было трое - два мужчины и женщина. Никита напрягся - стрелять по движущимся мишеням с чердака было неудобно, но около правления блогеры остановились.

- Всем доброго времени суток! - крикнул один из них, оглядываясь по сторонам, - Есть кто живой?

- Хелооуу! - крикнула женщина.

Никита с жадным любопытством рассматривал блогеров. Мало кто из людей мог похвастаться, что видел их так близко.
Мужчины выглядели как братья - прически похожие на шапки-петушки, тёмные очки, яркие футболки с принтами - у одного оранжевая и у второго ядовито-зелёная, бороды, рюкзаки за спиной, на груди покачивались фотоаппараты. У женщины тоже были рюкзак и фотоаппарат, но внимание Никиты привлекла её жопа - объёмная, накачанная, обтянутая короткими шортами, она сверкала на солнце, иногда вздуваясь тросами мышц. Было сложно поверить, что такие жопы существуют на самом деле.

Блогеры прислонили свои велосипеды к забору Андреевны и начали фотографировать деревню.

- Блог-тур, - сказал зеленый, - Это не обязательно Турция, Чехия или Египет. В России тоже есть множество прекрасных и потаённых уголков. Как мало знаем мы о своей стране! И каждого, кто решится поехать в блог-тур по России, ждёт множество удивительных открытий. К примеру, знали ли вы

Блогер замолк.

- Разверни, - сказала женщина.

- Знали ли вы, что в европейской и азиатской частях России растёт хвощ зимующий, в народе прозванный "растение-напильник"? Клетки хвоща содержат множество твердого кремнезема благодаря чему он крайне твёрдый и многие деревенские девушка используют его в качестве пилочки для ногтей. Сталкивались ли вы со знаменитым деревенским радушием? Выносила ли старушка с древними морщинами испить парного молока? Пели ли вы озорные частушки, сидели ли за настоящим самоваром с гостеприимными хозяевами?

- Самоваром с плюшками! - добавил оранжевый и блогеры нечеловечески захохотали. Никита почувствовал как у него на висках появляется первая седина.

Отсмеявшись, заговорила блогерша.

- Мне кажется, - сказала она, - главное верить в себя. И всегда оставаться собой. Я родилась в небольшом городке и в восемнадцать лет переехала в Москву. Было тяжело, иногда я голодала, но я верила в себя. Большой город пытался сломить меня, но я стискивала кулаки, сжимала зубы, и трудилась трудилась трудилась над тем, чтоб оставаться собой и вот она я осталась собой и труд принес свои результаты. Мои одноклассницы спились, а однокурсницы вышли замуж за лохов и разжирели. Они не понимали, что можно жить иначе. Не работали над собой. Не знали про попу. У одной моей подруги, назовем её Инна, был муж филателист-любитель. Марки, которые ему надоедали, он, лизнув, клеил на конверты и посылал по случайным адресам. Он был очень ветреный, марки надоедали ему быстро и из-за этого у него постоянно весь язык был в клею. Каждый раз после кунилингуса у Инны там склеивалось всё. Ходила с трудом. Это очень сложный вопрос - как бы поступил любой из нас на месте Инны. И вот сейчас, глядя на эти ветхие, покосившиеся деревенские дома, я спрашиваю вас: должен ли мужчина платить за женщину в кафе?

Блогерша замолчала и сделал несколько снимков окрестностей.

- Глядя на эту ладную деревню, сразу понимаешь, какой огромный путь прошла Россия, - сказал блогер в оранжевом, - И просто-напросто глупо оставаться в прошлом. Глупо не любить мигрантов. Преступно глупо требовать какой-то там высылки рабочих-азиатов. Что бы стало с этой и многими другими нашими деревнями, если бы не их трудолюбивые руки? Надо честно признать, что русские пьют и ленятся, а гастарбайтеры не пьют и не ленятся и именно их мы должны благодарить за эту тихую и простую красоту.

Блогер сфотографировал дом Надежды Юрьевны с резными наличниками.
"Какие азиаты, про что это он" - с тяжелым недоумением подумал Никита. В ушах у него звенело, в голове стоял туман.

- Как ты прав! - сказала блогерша оранжевому, - Одна моя подруга, назовём её Василиса, жила с азербайджанцем Ашотом. Ашот был бариста, он даже дома подвешивал кофе. У них постоянно толпились бездомные, калеки, нищие студенты - никто не уходил из этой квартиры без чашечки горячего, крепкого, бодрящего кофе, с глубоким и насыщенным вкусом. Василису убили скинхеды в метро. И вот сейчас, глядя на этот умиротворяющий сельский пейзаж, я хочу спросить: должен ли мужчина брить подмышки?

"Надо наверно брить. Если уж гастарбайтеры. Нам бы их сюда. Жопу бы её потрогать" - вяло думал Никита. И вдруг вспомнил свою кошку. Она иногда спала с высунутым языком. Он остро пожалел, что не сфотографировал её в такой момент. Следом он вспомнил какой-то невероятно смешной ценник, висевший в одном из магазинов Стотоннска и ещё острей пожалел, что не догадался тогда сделать его снимок.
Блогер в зеленом рассказывал про мобильную связь без преград, но Никита уже почти не понимал, что он говорит.

- Ну что, пойдём местных искать? - сказала женщина и блогеры двинулись к своим велосипедам.

Услышав про местных, Никита с недоумением посмотрел на ружьё в своих руках. В памяти всплыл разговор с Сергеем Ивановичем и осознание того, что он делает на чердаке. Медлить было нельзя. Никита попытался прицелиться в телефон зажатый в руке оранжевого блогера, но решил, что точно в него не попадёт. Он прицелился куда-то в район блогерской груди и нажал на курок. Из-под оранжевой футболки брызнули обломки микросхем, а блогер нелепо упал и заискрил.
Блогерша с другом, обернувшись на выстрел, ослепили Никиту серией фотовспышек. Почти без страха Никита понял, что перезарядить ружьё он уже не успеет.

- А кто это тут у нас? - ласково спросила блогерша, - А какой неотесанный деревенский паренек скоро станет интернет-звездой с соцкапом за тысячу? Ну чего ты там сидишь, иди к нам, я тебе уже аккаунт создаю, selskiy_paren будет называться. И велосипед как раз освободился.

Никита повис на чердачном окне и спрыгнул вниз.

- Как я люблю утренний покос! - сказал он, - Бывает отложишь косу, выпьешь молока парного, раскинешь руки и завалишься в стог свежего сена. Нет на свете ничего лучше! А вы как считаете?